12 Дек 2015


Епископ Павел (Мелетьев)
1880 –1962


«Кто ны разлучит от любве Божия: скорбь ли, или теснота, или гонение, или глад, или нагота, или беда, или меч». (Рим. 8.35)
ГОНЕНИЯ

История – наука упрямая. Как говорят в русском народе: «из песни слова не выкинешь», так и в истории – факты и цифры говорят сами за себя. Обратимся к источникам, чтобы обозначить эпоху и происходящие события: «От 100 тысяч дореволюционных священников к 1919 году оставалось 40 тысяч… За период с 1917-го по 1940-ой год 205 (Двести пять!!!) русских архиереев «пропали без вести», из них 59 архиереев исчезли в одном 1937 году»[1], - такова была ситуация в церкви. О том, что собой представляла Святая Матушка Русь, под Ленинским и Сталинским террором, говорит следующая цитата: «В 1929-1936гг. уничтожено 16 миллионов сельского населения… В 1937-1938гг. в период «чисток» – 1 миллион 400 тысяч…»[2].

В вопроснике, использовавшемся при переписи населения в 1937 году, имелась графа определявшая отношение человека к религии. Результаты переписи показали, что 2/3 сельского населения и 1/3 городского считают себя верующими[3]. Реакция властей на такой неприятный и неожидаемый результат, когда большинство населения, не смотря на годы террора, - продолжает верить в Бога, не замедлила сказаться. Новая волна репрессий, - закрыто около 8 тысяч церквей[4].

Масштабы гонений таковы: «К 1939 году по всей России осталось лишь около 100 соборных и приходских храмов».[5] «Подавляющее большинство из тех священнослужителей, которые остались в живых, находились в тюрьмах, лагерях и ссылке. Церковная организация была разгромлена»[6]. Современный исследователь пишет, о том, что в результате того шквала гонений, который обрушился на религию в СССР, «после 1937 года Русская Православная Церковь как организация фактически не существовала»[7].

По опубликованным в зарубежной печати данным «к 1937 году… на свободе не оставалось ни одного епископа не сергиевской ориентации,.. к 1939 году на территории СССР на свободе вообще – оставалось всего 4 епископа Московской Патриархии»[8].
ПОДПОЛЬЕ

«Дано ради Христа не только веровать в Него, но и страдать за Него»

Флп. 1. 29.

В сложившейся обстановке Церковь Христова, как тайна нашего спасения и Богом учрежденный организм не прекращала Своего дыхания Жизни. Появились новые формы, продиктованные действительностью. «Жизнь Церкви уходила в подполье, - по словам свидетеля тех лет, - не сама Церковь, но жизнь, деятельность ее»[9].

Чтобы делать выводы, необходимо исследовать факты. В отношении же «катакомбной церкви» мы располагаем очень малым материалом. Крайне скудна материальная база для изучения этого вопроса, документы не сохранились, участники, и свидетели тех событий не дожили до наших дней. Таким образом, о факте возникновения т.н. «тайной» или «катакомбной» церкви в исторической науке сложилось следующее представление. Исследователи считают, что это был своеобразный «протест против союза Церкви с атеистическим коммунизмом», что выражалось в принятии «Декларации» митрополита Сергия. Из числа несогласных с официальной церковной политикой православных людей выделились «отдельные объединения или диаспора духовенства и верующих… Чаще всего, - пишет зарубежный автор, - это были небольшие группы… и даже отдельные лица, духовно связанные с единомышленным епископатом, независимо от того был ли он еще на свободе или в заключении»[10]. В то время, когда в стране уничтожались сотни тысяч верующих. «...Было ясно, что русского народа не оторвать от Церкви Христовой. Что Пасха навсегда останется главным праздником. Красные яйца, куличи и пасхи будут украшать все пасхальные столы и, даже все государственные пекарни будут продавать куличи под названием сдобного хлеба». Видя все это, Сталин пошел на сотрудничество с иерархией. «Молчаливым ответом на это верующих в России было то, что они стали молиться по домам... создавалась домовая церковь с иконостасом, иконами и, даже делали свой ладан из сосновой смолы и капель розового масла». Описание одного из богослужений: «...идут крестные ходы, в квартирных домах, в коридорах, со свечами в руках, люди тихо идут гуськом и шепотом поют «Христос Воскресе»[11].

Страницы