13 Мар 2019

Ранним утром его нашли стоящим на коленях под яблоневой веткой с петлей на шее. Никто не верил в самоубийство владыки Памфила. Люди говорили: «Как это – вчера еще говорил проповедь о вечной жизни, мужественно терпел все насмешки и надругательства, а сегодня повесился…» Церковь отказалась хоронить «самоубийцу» (ясно, что на то было распоряжение властей). Один верующий сказал: «Коли вы не берете, я возьму тело епископа Памфила в свой дом». Тогда владыку разрешили похоронить. Принесли тело в Георгиевский храм и поставили его в Феодоровском приделе, в углу, около иконы Божией Матери «Троеручица». Все духовенство боялось совершать погребение. Согласился отпеть его как простого монаха только самый младший священник отец Иоанн. Он служил чин погребения и всё время плакал. Как дойдет до слов «монаха Памфила» – так служба прерывается, рыдает священник и вся церковь. Стон и плач! А вскоре отец Иоанн исчез…

Похоронили владыку на старом кладбище слева от входа, недалеко от главной аллеи (вход с ул. Северной). Всем миром поставили скромный памятник из серой крошки. На постаменте написано:

«Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя. Лясковский Петр Александрович. 25 января 1936 года. 65 лет».

Приехавший на смену владыке Памфилу епископ Софроний (Арефьев), узнав, что епископа Памфила поминают как простого монаха, собрал все материалы о нем и поехал в Москву. Когда он вернулся, владыку Памфила стали поминать как епископа и до сих пор так поминают.

Много лет за могилой убиенного епископа ухаживала Екатерина Ильинична Завадская. Она хорошо знала Пелагию, которая 15-летней девочкой бегала по поручениям владыки Памфила. Пелагия была свидетельницей его похорон и на протяжении многих лет – хранительницей памяти о нем. Бывший тогда на Кубанской кафедре митрополит Владимир благословил Пелагию называться племянницей епископа Памфила. За несколько лет до своей смерти Пелагия, совсем немощная, глухая и слепая старица, пригласила Екатерину на кладбище. Здесь, на могиле, она обратилась к епископу как к живому: «Владыка! Я провожала тебя в последний путь, 60 лет я посещала твою могилку и называлась твоей племянницей. Ты мне всегда помогал. А теперь Екатерина будет названной твоей внучкой. Помогай ей, как мне помогал!»[12].

Женщины плакали. Они сердцем чувствовали: владыка слышит их!

Пелагия рассказала Екатерине, как она по поручению владыки Памфила относила передачи матушкам репрессированных священников, как всегда старалась быть рядом с епископом. В утро его кончины она одной из первых прибежала ко двору протодиакона Леонтия. И увидела владыку, стоящего на коленях возле дерева с петлей на шее. (Веревка не была натянута – это видели многие). В кармане епископа Памфила нашли записку: «В моей смерти прошу никого не винить», но все документы владыки бесследно исчезли, чтобы невозможно было сличить почерк.

Рассказала Пелагия и о том, как верующие несли гроб владыки на руках, когда его тело вернули после вскрытия в медицинском институте, и о том, что негласно узкий круг верующих узнал результаты экспертизы: в горле владыки нашли несколько метров длинной ленты…

Она осадила: “Какие хулиганы?! Его повесили басурманы – басурманы неверующие!”

Жительница Краснодара раба Божия Елисавета вспоминает, как ее бабушка, проходя по центральной аллее Всесвятского кладбища, становилась на колени перед могилой епископа Памфила, кланялась в землю и говорила со слезами: «Прости нас, владыченька». И как она потом осадила другую бабушку, которая сказала, что епископа убили хулиганы: «Какие хулиганы?! Его повесили басурманы – басурманы неверующие!»

Большевики не смогли сломить и уничтожить дух владыки Памфила и решили уничтожить его доброе имя, опорочить память о священномученике, инсценировав его самоубийство. Вот, дескать, каков ваш поп: смертный грех совершил! Но знавшие владыку никогда не верили в его самоубийство. Сердце человеческое, стремящееся ко Господу, обмануть невозможно.

Правда о священномученике

Официально первым заявил о мученической кончине владыки протопресвитер М. Польский в 1957 году в книге «Новые мученики Российские». Он писал: «23 января 1936 года владыку Памфила нашли рано утром подвешенным на дереве в саду дома, где он жил последнее время. Обстоятельства, при которых произошло это трагическое событие, остались невыясненными, так как власти не производили расследования, а тело его доставили в анатомический театр Кубанского медицинского института… Так загадочно закончилась жизнь еще одного архипастыря, которому пришлось взойти на Голгофу служения в Кубанской епархии в те времена»[13]. Сведения, подтверждающие характер насильственной гибели приснопоминаемого владыки Памфила (Лясковского), представил протопресвитеру священник С.Б., который хорошо знал жизнь Кубанской епархии в 20–30-е годы ХХ столетия. Автор книги выразил глубокое сомнение в самоубийстве владыки и прямо написал, что тот взошел на Голгофу.

Могила его – жертвенник и престол

Множество людей приходили и приходят на могилу владыки Памфила на Всесвятском кладбище Краснодара за утешением, исцелением, помощью. И получают их: владыка-мученик подает их обильно.
источник материала

Страницы