14 Июн 2017

Захватив государственную власть, как класс, добившись своей цели, интеллигенция, естественно, во главу всей своей политики ставит защиту своих классовых интересов и отсюда обуславливается та форма государственного правления, которая мыслится Союзом в следующем виде: во главе государства должна стать высшая и более одарённая часть интеллигенции, т.е. установление, так сказать, государства «Разума и Науки». Эта часть будет опираться на остальную интеллигенцию, а последняя, в свою очередь, идеи и начинания будет проводить в остальную массу.
Таким образом, конечная цель нелегальной организации под названием «Союз мыслящей молодёжи» кратно сводится к свержению Советской Власти, к игнорированию классовых интересов пролетариата и установлению диктатуры интеллигенции, диктатуры нового класса.
Подобного рода организации имелись и в других крупных городах СССР, как то: в Ленинграде, Киеве, Казани и некоторых городах Сибири. Центр организации находится в Москве и представляет из себя «Центральное исполнительное бюро».
В начале августа месяца 1925 года органам ГПУ Крыма стало известно, что в Крыму также создаётся подобного рода организация и представителем от центра, для проведения организационно-пропагандистской работы, является некий Старцев Леонид Иванович, проживающий в Симферополе. Дальнейшей разработкой было установлено, что Старцев Леонид в результате энергичной деятельности за короткий срок успел завербовать в данную организацию целый ряд лиц, проживающих в Симферополе, Феодосии и Евпатории с тем расчётом, чтобы последние проводили организационную работу на местах [...]
Произведенной 20-30 мая операцией и последующими арестами не вполне организационно оформившаяся в Крыму организация была, ликвидирована и вышеперечисленные объекты подвержены заключению под стражу.
Данными следствия установлено: что
1. Старцев Леонид Иванович, 18-ти лет, русский, уроженец Тульской губернии, Богородицкого уезда, села Евлева, в Симферополе проживает по Турецкой улице, № 13, квартира 1, студент І-го курса Пединститута, сын служащего, беспартийный, будучи опрошенным, дал следующие показания, рисующие исходный момент создания в Крыму «Союза мыслящей молодёжи».
В августе месяце 1925 года гр.Старцев, окончив 8-ю школу 2 ступени, поехал в Севастополь к своим знакомым отдохнуть. Проживая там у неких Рошкиных на хуторе «Голландия», Старцев через некоторое время познакомился с отдыхающим там же приехавшим из Москвы неким Шапчинским Юрием. Прожив там приблизительно недели полторы, он близко сошёлся с последним и в результате частых бесед на политические темы Шапчинский посвятил Старцева в существование «Союза мыслящей молодёжи», в его методы, тактику и конечные цели.
Получив самую обширную информацию и инструкцию о дальнейшей нелегальной работе в пределах Крыма, Старцев даёт своё согласие на вступление в члены таковой и берёт на себя обязанность проводить организационно-пропагандистскую работу в пределах Крыма. Шапчинский в заключение обещает Старцеву из Москвы прислать для Крыма декларацию Союза и докладчика. «...Увлечённый этими идеями, с пылом и жаром я всецело отдался этой работе и дал согласие проводить её в Крыму...» — так дословно Старцев говорит на допросе от 21 мая (см. л.д. 33, 34). Приехав в Симферополь, Старцев, оставаясь верным своему слову, ревностно принимается за подыскание «подходящих» людей, которых можно было бы привлечь к нелегальной работе.
Кто были, согласно судебно-следственному делу «Союза мыслящей молодёжи», эти люди?
Мамуна Екатерина Владимировна, 18 лет, русская, уроженка г.Евпатории, там же проживала, учащаяся 9-й группы школы 2-й ступени, дочь графа, расстрелянного красными в 1918 году, беспартийная.
Морандо Константин Дмитриевич, 19 лет, холост, грек, уроженец Одессы, проживавший в Феодосии, безработный, со средним образованием, сын служащего, беспартийный, 27 февраля 1925 года завербованный Феодосийской комендатурой ГПУ Крыма в секретные сотрудники «по освещению» деятельности скаутов.
Лемер Анатолий Павлович, 19 лет, женат, по национальности «французо-грек» (так в документе. — С.Ф.), уроженец Феодосии, там же проживал, работавший «вычислителем-наблюдателем Гимецентра», со средним образованием, беспартийный.
Городкова Людмила Александровна, 19 лет, русская, уроженка г.Саратова, проживала в Симферополе, со средним образованием, дочь служащего, беспартийная.
Понсет Анна Евгеньевна, 24 лет, незамужняя, русская, уроженка г.Симферополя, там же проживала, безработная, образование незаконченное среднее, из мещан, беспартийная.
Михайлов Николай Иванович, 18 лет, холост, русский, уроженец ст.Лозовой, проживал в Симферополе, студент І-го курса Пединститута, сын служащего, беспартийный.
Языджи Владимир Григорьевич, 20 лет, холост, грек, уроженец г.Феодосии, там же проживавший, безработный, со средним образованием, сын служащего, беспартийный.
Данилов Всеволод Петрович, 20 лет, холост, русский, уроженец Подольской губернии, проживал в Феодосии, со средним образованием, безработный, сын служащего, беспартийный.
Заключительная часть обвинительного заключения гласила:
Полагаю:
В целях пресечения в корне контрреволюционной деятельности лиц, проходящих по настоящему делу, и предотвращения в дальнейшем каких-либо попыток в плоскости создания нелегальных контрреволюционных организаций, деятельность которых направлена в сторону свержения Соввласти, настоящее дело направить в Особое Совещание при Коллегии ОГПУ, на предмет внесудебного рассмотрения и высылки обвиняемых из пределов Крыма.
С своей стороны предлагаю обвиняемых 1) Старцева Л.И., 2) Мамуна Е.В., 3) Морандо К.Д., 4) Лемер А.П., как трудно исправимых и явно к[онтр] р[еволюционныx] типов, заключить в концлагерь сроком на 3 года.
Обвиняемых же 5) Городкову Л.А., 6) Понсет А.Е., 7) Михайлова Н.И., 8) Языджи В.Г. и 9) Данилова В.П. выслать в одну и северных губерний сроком на три года.
Уполномоченный Журбенко

Страницы