14 Июн 2017

У всех, кто знал Вашего сына, сохранились о нём самые лучшие воспоминания как о добром, отзывчивом и культурном человеке. Все о нём искренне жалеют.
Очень прошу никому не говорить об этом письме и никуда больше не писать во избежание больших неприятностей...»
Много лет мы с покойной женой (она умерла в 1955 году) хранили тайну письма друга нашего сына.
Теперь Коммунистическая партия Советского Союза вскрыла и разоблачила культ личности Сталина, принесший неисчислимое горе многим и многим тысячам ни в чём не повинных людей, и я решил, что настало время нарушить тайну полученного нами тридцать лет назад письма от друга нашего сына.
Я честно и безупречно проработал до 69 лет. Имею медали «За трудовую доблесть», «За доблестный труд в Отечественной войне» и «В память 300-летия Москвы».
Как я уже писал, здоровье моё слабое и мне осталось недолго уже жить. На закате своих дней я очень хочу узнать правду о постигшей нас трагедии.
Мне трудно, очень трудно поверить, что сын мой, будучи ещё несовершеннолетним, создал организацию, угрожающую основам нашего Советского государства.
Но какова ни была правда, я убедительно прошу ЦК КПСС сообщить мне, что же в действительности произошло в роковом для нас с покойной женой 1926 году.
Прошло с тех пор много лет. Возможно, в чём-нибудь я был не совсем точен, но я старался правдиво и честно изложить всё, что сохранила мне моя память.
Пенсионер Старцев Иван Дмитриевич.
4 февраля 1962 года (ошибка; правильно: 1963. — С.Ф.).
(Ниже следовал его московский адрес)
По письму И.Д.Старцева прокуратурой Крымской области была проведена проверка, завершившаяся 12 декабря 1963 года следующим постановлением: «Жалобу Старцева Ивана Дмитриевича оставить без удовлетворения за отсутствием оснований к опротестованию приговора Особого Совещания ОГПУ по делу его сына Старцева Леонида Ивановича».
Так что же произошло в 1926 году?
Вот какой ответ на этот вопрос даёт нижепубликуемый (с некоторыми сокращениями) документ, составленный в 1926 году чекистами:
Обвинительное заключение по делу № 1548
по обвинению граждан:
Старцева Леонида Ивановича;
Мамуна Екатерину Владимировну;
Лемер Анатолия Павловича;
Языджи Владимира Григорьевича по 61 ст. УК;
Морандо Константина Дмитриевича (по ст. 61 и 68 УК);
Городкову Людмилу Александровну;
Понсет Анну Евгеньевну;
Михайлова Николая Ивановича;
Данилова Всеволода Петровича.
На девятом году Октябрьской Революции и на шестом году установления Советской власти в Крыму, когда Рабоче-Крестьянское Правительство, под руководством Всесоюзной Коммунистической партии, в результате неимоверных усилий всё быстрей и быстрей восстанавливает своё разрушенное хозяйство и выводит освобождённую страну на широкий путь приближения к социализму; когда партия и Соввласть, не ослабляя диктатуры пролетариата, максимально используя его производительные силы, параллельно с этим привлекает к общественно-полезной работе лучшие элементы из среды интеллигенции и даёт ей возможность на деле доказать свою искреннюю преданность Рабоче-Крестьянскому Правительству и тем самым смыть то позорное пятно предательства, которым оклеймила себя в период Октябрьской Революции; в то время, когда из общей среды интеллигенции уже выделилась более сознательная и лояльная часть, и, признав свершившуюся революцию как факт, приступила к совместному сотрудничеству с пролетариатом в деле строительства социализма, в это время, в эти дни органы ГПУ Крыма снова стали перед фактом существования в СССР, а, в частности, в Крыму, нелегальной организации с явно контрреволюционными целями, под названием «Союз мыслящей молодёжи».
Дети так называемых ныне «советских служащих», в прошлом — чиновников «казённых учреждений», сынки учителей и дочурки графов, представляющие из себя своеобразную современную богему, не желающие смириться с существующим порядком вещей, облекая себя ореолом борцов за интересы «многострадальной» интеллигенции, называют себя «Союзом мыслящей молодёжи»
Члены данной организации систему Рабоче-Крестьянской Власти характеризуют как царство господства невежества и неограниченного диктаторства партии, как самоуправство отдельных личностей, принадлежащих к компартии и пользующихся всеми благами жизни.
Интеллигенция в целом, а интеллигентская молодёжь в частности, по их мнению, находится в угнетённом, загнанном положении, ей не дают возможности проявить себя на общественном поприще работы, ей ограничили доступ в ВУЗы и т.д.
[...] Проведение «революционного переворота» мыслится членами организации следующим порядком.
Члены организации первоначально должны занять те или иные руководящие места в государственном аппарате. А когда количественно организация возрастёт до известного предела, необходимо выждать такой исторический момент, когда в рядах правящей коммунистической партии и комсомола разногласия дойдут до наивысшего обострения, когда внешняя ситуация будет характеризоваться наступлением на СССР западно-капиталистических стран, тогда, при материальной поддержке последних, возможно «безболезненно» и быстро совершить переворот и захватить власть.
Но «Союз мыслящей молодёжи» предусмотрел и другое обстоятельство. А что, если Советская Власть и Коммунистическая Партия окажут сопротивление? А что, если миллионный пролетариат грудью станет за детище Октябрьской Революции СССР? Тогда, конечно, Союз не должен остановиться перед применением беспощадного террора [...]

Страницы