19 Янв 2016


Церковь для нас - это ковчег спасения.



Из писем о. Серафима (Роуза)


5/18 мая 1970 г.

Касательно т.н. "нетерпимости" нашего Синода (здесь и дальше Синод "Русской Православной Церкви за границей" - ред.) в отношении других Православных Церквей: несколько лет тому назад в нашу Церковь была принята из Римо-католичества девушка. Она мне сказала, что оцно из первых ее недоумений при знакомстве с нашей Церковью касалось кажущегося контраста между довольно строгими утверждениями о еретиках, отступниках и проч. и всеобщими лаской и любовью, которые она всегда ощущала при разговорах с нашим духовенством и верующими. Я в этом не вижу никакого противоречия. Чтобы защищать истину, необходимо говорить открыто и откровенно о тех, кто от нее отклоняется, чтобы оградить паству и, насколько зто возможно, нросветить тех, кто в заблуждении. Но Церковь открывает Свое сокровище каждой душе, которая готова слышать истину и принять то, чему Церковь учит. Учение Церкви исходит от Святого Духа, Надо принять именно это учение, а не свое "перетолкование".

В отношении тех православных церквей, которые отходят от истины, надо быть еще более откровенным. Ибо их возглавители, зная, что такое Православие, сознательно от него отходят и пытаются отвести с собой и паству. Во всех моих контактах с ревнителями Православия в среде нашей Церкви (Русской Православной Церкви за границей - ред.), я могу достоверно утверждать, что не было случая, чтобы у кого-либо из них отсутствовала истинная христианская любовь по отношению к тем, кто в заблуждении. Они бы первыми обняли патриарха Афинагора и других, если последние бы локаялись в своем отступлении и вернулись бы к Православию. Противоположнное впечатление создается, как мне кажется, главным образом теми лицами, у которых понятие о сущности Церкви очень смутно, и, следовательно, они обвиняют наших ревнителей в "отсутствии любви", когда последние правильно обличают отступников.

Положение в православном мире, увы, не улучшается. Из-за примыкания Митрополии (нынешней "Православной Церкви в Америке" - ред.) к Советской Церкви - теперь невозможно иметь с ней евхаристического общения.

Можно очень сочувствовать страждущим членам Московской Церкви, но доказательства того, что возглавнтели этой Церкви пытаются дискредитировать и уничтожить Православную Церковь в интересах победы коммунизма, слишком неопровержимы, чтобы нам не высказываться против них. Но даже в этом случае мы их не осуждаем, но стараемся опровергнуть их ложь и пытаемся помочь тем, кто преследуется, и в заключении в Советском Союзе.

Я конечно молюсь, чтобы ты успешно избавился от искушения уйти к униатам. Я столько слышал о римо-католиках, которые у униатов дошли до духовного тупика, что, даже если я не был бы православным, я бы советовал тебе их остерегаться. Самая распространенная жалоба этих католиков-униатов - это то, что они в конечном итоге приходят к выводу, что они "играют", притворяются, что они православные, не будучи православными. Одновременно они перестают ощущать себя католиками. Выходит, что они не православные, не католики, а в каком-то пространстве между ними. В конечном итоге они становятся либо православными, либо возвращаются к "западному" католичеству, или хуже.

15/28 мая 1971 г.

Нет сомнений, что Царь и его семья (Царь-мученик Николай и царственные страстотерпцы - ред.) мученики за веру Православную. Этот вопрос совсем не имеет прямого отношения к монархии. К сожаленню, люди извне пытаются заклеймить всех почитателей этих мучеников "монархистами", а это мутит суть вопроса.

Я лично считаю, что историческая судьба русской нации связана с Царями. К великому несчастью русского народа, все другое превращалось или превратится лишь в чужую идею, навязанную силой.

Я подозреваю, что люди, говорящие о "монархизме" Синода, на самом деле выражают свое отвращение к общей "традиционалистической" позиции Синода, которая, конечно, в первую очередь, экклеэиологическая позиция.

Мы радуемся, видя, как семя истинного Православия насаждается, приносит плоды и открывает "измерение" православной жизни, дотоле малоизвестной в Америке. Мы видим православных мирян, которые не "мирские", которые ищут более глубокие корни и чувствуют, что они не могут быть друзьями "мира сего"; им недостаточно быть как все и отличаться лишь тем, что у ннх некая "православная точка зрения". Они обращаются к св. Отцам не за ответами на академические или богословские вопросы, а на указания, как жить. Начинает вырисовываться картина Православия, которое не просто прибавляется как дополнение к американскому образу жизни, за которое приходится извиняться и растолковывать инославным; это Православие не приноравливается четвертой в ряд главных религий в США. Нет, это Православие скорее преображает жизнь; православные люди оказываются своего рода "скандальными" для окружающего мира; Православие растет на своих собственных принципах, резко отличающихся от окружающего мира, но прн этом, законно и естественно.

10/23 февраля 1972 г.

Страницы