01 Мар 2017


Будем ли мы, наконец, каяться?


Архиепископ Аверкий (Таушев)


"Возсия благодать Твоя, Господи, возсия просвещение
душ наших: се — время благоприятное, се — время
покаяния, отложим дела тьмы, и облечемся во оружия
света..."

Стихира в недедю Сыропустную

Великий Пост — время покаяния. С радостным ликованием, в торжествующих песнопениях возвещает нам об этом св. Церковь.

Почему так? Разве пост — это время ликования и торжества? Разве это — не время, наоборот, сетования, печали, сокрушения о грехах?

Поистине так: пост есть время, которое нарочито установлено св. Церковью, дабы мы, отвлекшись несколько от своей повседневной жизни с ее постоянной суетой и разсеянностью, углубились вниманием в наши души и, осознав наши грехи, горько оплакали их, прося прощения в них пред Богом и обещая исправиться.

Но «Блажени плачущии, яко тии утешатся», учит нас Сам Господь. За искренний плач о грехах и обещание исправить свою жизнь, Господь через духовника прощает и разрешает нас от всех грехов наших, подает нам внутренний мир и благодатное утешение.

Как же не радоваться и не ликовать нам об этом?

Ни в чем другом не нуждаемся мы так сильно, как именно в этом избавлении нас от греховного бремени, от этой гнетущей силы греха, подавляющего нас, отравляющего нам нашу земную жизнь и уготовляющего нам страшную геенну огненную в жизни будущей.

Нет на свете ничего страшнее и губительнее греха, ибо от него и происходит все зло — все то, что омрачает нашу жизнь, делает ее несносной, многоскорбной, бедственной и несчастной.

Как же не торжествовать нам победу над таким злом?

Вот почему так радуется и ликует св. Церковь при наступлении Великого Поста, указывая нам в нем славное поприще борьбы с грехом вплоть до окончательной победы над ним. И всякий, кто понимает это, не может не радоваться при наступлении поста, ибо пост, по образному и весьма меткому выражению наших церковных песнопений, есть как бы весна для наших душ.

Но так все это бывает лишь тогда, когда мы по-настоящему каемся.

Увы! в наше время бывает, что весьма многие из верующих и даже более или менее исправно ходящих в церковь подходят к великому Таинству Покаяния только формально. Они считают своим долгом исполнить обычай, который они унаследовали от своих отцов и дедов, выполнить то, к чему их приучили с детства, но не понимают всей значительности и силы этого Таинства, не отдают себе ясного отчета в том, к чему оно их обязывает. Придя на исповедь к священнику, они пересказывают ему свои грехи, а иногда даже и этого не делают, а просто ожидают, что скажет им священник, и монотонно отвечают на его вопросы: «да! грешен!» При этом у них нет мысли об исправлении своей жизни, и получив от духовника разрешение в своих грехах, они, с легким сердцем, продолжают опять совершать те же самые грехи, в которых только что признавались, без всякой борьбы, без решимости отстать от них.

Такое «покаяние» без твердой решимости раз и навсегда свергнуть с себя иго греховное и начать новую жизнь, конечно, не есть истинное покаяние.

Разсказывается в отечниках, что в Египте был один грешник, который после исповеди и Св. Причастия нимало не берег себя, но, как только представлялся случай, снова падал в прежние грехи, после каждого говения. Для вразумления его Господь устроил ему такое видение: шел он где-то один и видит, что к нему подходит какое-то страшилище, похожее на человека непомерной высоты, косматое, безобразное, нечистое, с глазами сверкающими. Подошло оно и, потрепав его по плечу, сказало: чего ты боишься, мы с тобою приятели, в одном месте будем. Грешник, хоть очень испугался, но спросил его: да ты кто же? Я, говорит, тот, что ударил в ланиту Иисуса Христа, да и все, которые после исповеди и Св. Причастия снова грешат, на одной линии стоят с Иудою и прочими мучителями и распинателями Господа. Это видение так поразило грешника, что он, оставив все, удалился в пустыню, и там до конца жизни в строгих подвигах оплакивал грехи свои («О покаянии» Еп. Феофана стр. 205).

Вот как страшно такое легкомысленное отношение к великим Таинствам Исповеди и Святого Причащения!

Но тем боле страшно вообще проводить жизнь безпечную, без всякой мысли о покаянии, без всякого желания исправить свою жизнь, при помощи благодати Божией, чрез правильное пользование этими спасительными Таинствами.

А сколько теперь людей, которые так живут, и что особенно нам скорбно, — даже в нашей русской беженской среде: тех, православных по рождению и воспитанию, русских людей, которые столько перенесли всяких бедствий, так тяжко перестрадали, потеряв все, что раньше имели, своих родных и близких, и даже лишившись своего собственного Отечества и очутившись в чужих странах в изгнании!

Казалось бы: им-то и каяться по-настоящему, слезно оплакивая свои грехи и грехи своих отцов и дедов, приведшие нашу Родину к такой катастрофе, а их самих к стольким бедствиям.

Но нет! Когда добросовестно исполняющие свой долг пастыри, искренно ревнующие о спасении их душ, горячо призывают их к образумлению и исправлению жизни, они зачастую не только не слушают их, а иногда даже еще больше озлобляются и ожесточаются сердцем, в неразумном ослеплении своем еще углубляя ров своего греховного падения и других увлекая за собой.

Можно ли удивляться после этого, что впустую звучат все их речи о борьбе с безбожными коммунистами (от которых они, по своей почти богоборческой и антицерковной настроенности, мало чем отличаются!) и о спасении нашей Родины-России, и мы вот уже боле 40 лет страждем на чужбине, без всякой реальной надежды когда-либо увидеть торжество правды Божией на ней?

Страницы