24 Дек 2016

БОГОСЛУЖЕБНЫЙ ЯЗЫК ПРАВОСЛАВНЫХ ИНОСТРАНЦЕВ

АРХИЕПИСКОП ВИТАЛИЙ (УСТИНОВ)



Доклад Архиерейскому Собору Русской Православной Зарубежной Церкви в 1978 г., Нью-Йорк.


Почти 60 лет наша Православная Зарубежная Русская Церковь разсеяна по всему свету. Такой период времени нам безусловно дает некий опыт в общении с инаковерующими и позволяет нам иметь свое суждение об очень важном вопросе — о богослужебном языке тех народов, среди которых Господу Богу было угодно нас поселить и некоторых сынов которых просветить истиной святого Православия. Почти нет ни одного прихода в нашей Церкви, где не было бы новопросвещенных из местных жителей. Наши батюшки, настоятели и их прихожане всегда с любовью старались снабдить последних православной литературой и лучшими переводами православных богослужений на их родном языке. Были в некоторых местах даже попытки и самые богослужения совершать на этих языках. Но по правде сказать до последнего времени такие случаи были далеко не стихийными, и потому в нашей Церкви не было и нет пока что крайней необходимости совершать богослужения на иностранных языках. Однако нам постоянно задают вопросы о возможности таких богослужений и мы должны как-то выработать правильный ответ и иметь определенную точку зрения на эту с каждым днем возрастающую в своем значении задачу, стоящую пред нашей Церковью.
Обыкновенно при разрешении этого вопроса мы естественно вспоминаем слова Господа нашего Иисуса Христа: «Дадеся ми всяка власть на небеси и на земли. Шедше научите вся языки крестяще их во имя Отца, и Сына, и Святого Духа: учаще их блюсти вся, елика заповедах вам. И се Аз с вами есмь во вся дни, до скончания века: Аминь».
Казалось бы чего может быть проще? Прямая заповедь нам от Самого Господа должна вызвать в нас прямое послушание идти и просвещать все народы. Однако на деле, в жизни теперь все обстоит совершенно иначе. Все европейские народы на заре своего племенного или даже государственного бытия были уже просвещены светом святого Православия самими свв. апостолами, их учениками илисвв. Отцами Церкви. Но постепенно эти семена Божией пшеницы были подавлены плевелами ересей, которые прочно утвердились во всей Европе и оттуда перебросились в новый мир обеих Америк, а также в Африку, Азию и Австралию.
Не подобает ли нам вспомнить тут другие слова св. Евангелия: «Когда нечистый дух выйдет из человека, то ходит по безводным местам, ища покоя, и не находит; тогда говорит возвращусь в дом мой, откуда я вышел. И пришед находит его незанятым, выметенным и убранным; тогда идет и берет с собой семь других духов, злейших себя, и вошед живут там; и бывает для человека того последнее хуже первого». Если поставим мы вместо слова человек — народ, то легко поймем всю трагедию народов, когда-то просвещенных светом св. Православия и затем утративших истину. И тогда повеление Божие о проповеди христианства всем народам мы поймем как народам языческим, детям природы, ибо и на деле и в жизни разве мы не видим, что ереси суть те семь духов злобы искаженного христианства, злейших всякого язычества. Как подтверждение к этим словам перед нами стоит исторический пример совсем недавнего прошлого — преосвящ. Николая японского, который за свою сравнительно короткую человеческую жизнь приобщил к Церкви Христовой тысячи язычников и создал целую японскую Православную Церковь. Мы же русские эмигранты руководимые сонмом архипастырей, между которыми были выдающиеся архиереи вселенского значения, с сотнями священников и благочестивых мирян, цвет русской мысли, едва ли приобщили к Церкви Христовой по настоящему, не поддельно и одну сотню из всех еретиков.
Уже от 10 до 12 веков господствуют эти ереси исказившие до неузнаваемости все учение Христово, Самый пречистый лик Иисуса Христа, Божией Матери и всех святых. Фактически остались лишь одни имена, которые для нас драгоценны, но если разсмотреть сущность дела, — как они веруют и исповедают христианское учение, как понимают духовную жизнь по этому учению, само Евангелие, Ветхий Завет, как иконографически изображают Спасителя, что является вершиной наглядного, выраженного православного мировоззрения, ибо иконопочитание для нас — догмат, догматическое учение в красках, некая графическая догматика, то из всего вышесказанного мы приходим к грустному заключению, что у всех этих последовательных еретиков за именем Иисуса Христа и Божией Матери не стоитьСам Иисус Христос, сама Матерь Божия, но кто-то ими вымышленный, ничего общего кроме имени с Богочеловеком не имеющий. Происходить какой-то всемирный грандиозный обман. Это все равно что, если бы на вывеске магазина было бы написано «хлебная», но в самом магазине продавали бы камни или какой-то суррогат. Или если бы называли имя всем хорошо известного человека, но когда стали бы описывать этого же человека, то оказалось бы что от него ровно ничего не остается, а только одно его имя, и все бы без исключения пришли бы к логическому, прямому разумному выводу, что это имя относится к какому-то другому однофамильцу.

Страницы