06 Июл 2016

Гонимая, ушедшая въ катакомбы Помѣстная Русская Церковь и наша Соборно-Зарубежная Церковь, считая Патріарха Тихона послѣднимъ, послѣ революціи, законно избраннымъ Патріархомъ, не могутъ признавать Патріаршую Церковь законной и въ силу совершенно незаконнаго избранія въ Патріархи Митрополита Ленинградскаго Алексія, при гробовомъ молчаніи избирателей не единогласно, а «одногласно», по волѣ Сталина, провозглашеннаго Патріархомъ. Вотъ какъ происходило это избраніе: Представитель совѣтской власти Карповъ, открывъ собраніе, доложилъ, что имѣется единственный кандидатъ патріотъ, за свое геройское поведеніе во время осады Ленинграда достойный занять этотъ высокій постъ. Всѣ поспѣшили согласиться и Патріархъ былъ «избранъ» (?). Даже иностранцамъ такіе выборы показались очень странными. Такъ, напримѣръ, въ журналѣ «Life» (Лайфъ), 2 іюля 1945 года, въ статѣ: «Russia’s own Church elects a Patriarch» дается снимокъ Карпова на торжественной «интронизаціи» Патріарха, а подъ снимкомъ разъясненіе: «Real boss of the Church is an atheist, Georgi Karpov, chairman of the State Council of Church Affairs — a communist official, who really governs the Church, gave Patriarch Alexei his blessing». Если безуміе первыхъ анти-христіанскихъ группировокъ — живоцерковникоьъ, обновленцевъ, григоріанъ легко было понять даже рядовому церковному человѣку, то лесть, предательство и скрытую измѣну Истинной Христовой Церкви въ наши дни не такъ легко понять. И ломаютъ Ее — нашу Великую Молчальницу — Церковь Россійскую, стараясь приспособить Ее къ чуждой Ей по духу и несовмѣстимой съ Ея божественностью и духовной свободой диктатурѣ матеріализма и абсолютнаго воинствующаго безбожія.
Служители же Патріаршей Церкви, купившіе себѣ ничтожную свободу за признаніе данной имъ легализаціи со стороны безбожной власти, утратили присущій Истинной Церкви духъ вселенскости, увѣровавъ въ возможность легализаціи Христовой Церкви въ царствѣ абсолютнаго безбожія.
Неужели же забыли эти лояльные епископы, развѣ можно было думать о легализаціи служенія Истинному Богу во дни Пророка Иліи, когда государственнымъ культомъ было служеніе Ваалу и когда Св. Пророкъ Илія жаловался Богу: «Пророковъ Твоихъ убили; остался я одинъ, и моей души ищутъ» (III Царствъ, 10, 14)?
Развѣ можно было думать о легализаціи православной вѣры въ періодъ аріанской и другихъ церковныхъ смутъ, во дни иконоборства, когда весь государственный аппаратъ во главѣ съ императоромъ былъ на сторонѣ еретиковъ?
Но никогда еще въ исторіи человѣчества не было такого вызова Богу и всему Вселенскому Православію, какъ это творится нынѣ на залитой кровью Русской Землѣ. И доходятъ отъ оставшихся тамъ въ живыхъ русскихъ безстрашныхъ исповѣдниковъ вопли о совершившемся тамъ отступленіи (апостасіи), объ открытомъ и сокрушительномъ наступиеніи на Церковь; Христову, приводимую къ полному Ея физическому уничтоженію.
И только въ свободныхъ странахъ Стараго и Новаго Свѣта остается совершенно безкомпромисной Соборно-Зарубежная Церковь, во главѣ со своимъ пламеннымъ обличителемъ всѣхъ идущихъ по наклонной плоскости патріарховъ свободныхъ Помѣстныхъ Церквей — Митрополитомъ Филаретомъ — истиннымъ продолжателемъ непоколебимьіхъ столповъ и защитниковъ истиннаго православія — Митрополита Антонія и Митрополита Анастасія.
12. Всѣмъ же говорящимъ, что насъ, соборянъ, мало — чуть-ли не одна десятая процента (0,1%) во всемъ мірѣ, напомнимъ, что вѣдь съ нами вся многомилліонная, полоненная, но не сдавшаяся врагу Помѣстная Церковь Россійская, превратившаяся въ дѣйствительно существующую неуязвимую, подспудно-тайную Катакомбную Церковь, не живущую въ катакомбахъ и пещерахъ временъ Нерона и Діоклетіана, но и въ двадцатомъ вѣкѣ совершающую службьт Божіг въ потаенныхъ мѣстахъ, наипаче же въ чертогахъ и лабиринтахъ своего чистаго и не тронутаго духомъ тьмы вѣка сего оправославленнаго сердца.
На фонѣ царящей тьмы горитъ и свѣтитъ на весь міръ и, какъ неопалимая купина, горитъ и не сгораетъ, нашъ духовный брилліантъ, наша жемчужина непобѣдимаго и несокрушимаго Вселенскаго лучернаго православія въ лицѣ мужественно удержавшейся отъ отстушіенія помѣстной Церкви Россійской, которая, не взирая на всѣ скорби и лишенія извнѣ и извнутри, избѣжала всѣ соблазны антицерковныхъ группировокъ и, будучи распыленной и разсѣянной, внутренне представляетъ собой подлинное живое Тѣло Христа.
Тѣмъ же умникамъ и маловѣрнымъ, которые не допускаютъ возможности существованія Церкви въ такомъ распыленномъ и физически разъеднненномъ состояніи, напомнимъ, что не разъ сходившая съ историческаго горизонта и засыпаемая пескомъ духовной пустъши и изгнанія Церковь Христова, оживотворяемая благодатью Пресвятаго Духа, и въ двадцатомъ вѣкѣ остается непреоборимо вѣчной по завѣту Христа (Мѳ. 28, 30) Церковью.
Напомнимъ маловѣрамъ, что принципъ Вселенскости Церкви не въ цѣлостности Ея внѣшней организаціи, а въ единеніи вѣры и любви хотя и не собирающихся вмѣстѣ и разсѣянныхъ въ своей странѣ и во всемъ мірѣ, но уповающихъ на обѣтованіе Спасителя о неуничтожимости основанной Имъ Церкви, какъ Тѣла Христова.
Въ исторіи Вселенской Церкви бывали случаи, когда православные Христіане никакъ не объединялись кромѣ какъ причащеніемъ отъ Единаго Хлѣба Христа и когда оставалось только иевидимое возглавленіе невидимаго Спасителя сущаго на небесахъ, а вотъ это-то возглавленіе и есть самая главная сила Церкви во дни тоненій, а не цѣлостность внѣшней организаціи — вотъ классическое выраженіе нашей вѣры въ нерушимость Церкви.
Такимъ образомъ, наша, на крестѣ распятая и ничего общаго съ патріаршей Церковью не имѣющая, помѣстная Церковь Россійская и является безусловно канонической Церковью, заливающбй весь міръ своей духовной красотой, мужествомъ голгоѳскихъ страданій новомучениковъ за вѣру и вѣрностью истинной вселенской Церкви Христовой.

Страницы