06 Июл 2016

Позже, по приглашенію Сербскаго Патріарха Димитрія, В. Ц. У. Соборно-Зарубежной Русской Церкви обосновалось въ Югоcлавіи, въ Сремскихъ Карловцахъ. Тридцать четыре зарубежныхъ русскихъ архіерея объединились въ своемъ подчиненіи В. Ц. У., необходимость котораго, какъ объединяющаго центра, была такъ естественна и законность котораго никѣмъ тогда не оспаривалась. Всѣ эти архіереи участвовали въ созванномъ въ Сремскихъ Карловцахъ Всезарубежномъ Церковномъ Соборѣ, на которомъ дѣятельное участіе принимали и два видныхъ іерарха: Митрополитъ Евлогій и Митрополитъ Платонъ, позже отколовшіеся отъ Единой Соборно-Зарубежной Церкви.
И стала Зарубежная Церковь отечески предупреждать и охранять вѣрныхъ чадъ своихъ отъ никакой церковной икономіей не оправдываемой попытки нѣкоторыхъ архіереевъ и мірянъ уйти отъ своего Высшаго Священноначалія, въ лицѣ Собора и Синода, для того, чтобы подчиниться мало-разбирающимся въ русской трагедіи патріархамъ другихъ Помѣстныхъ церквей, забывая, что никакая церковная икономія не позволяетъ намъ распыляться и растворяться въ православныхъ церквахъ другихъ національностей, дабы при утратѣ своего гражданскаго подданства сохранить церковное подданство гонимой, но не сдавшейся Помѣстной Церкви Россійской. Только Единая Все-Зарубежная Церковь могла бы вывести Русское Зарубежье съ извилистыхъ дорожекъ пагубнаго церковнаго сепаратизма, самочинія и юрисдикціонныхъ подраздѣленій, разрывающихъ Нешвенный Хитонъ Христовъ и превращающихъ Зарубежную Русь въ эмигрантскую пыль, въ Ивановъ, непомнящихъ своего родства, могущихъ зайти въ дебри сектантскихъ заблужденій. Единая Соборно-Зарубежная Церковь помогла бы русскимъ изгнанникамъ и въ политически-правовомъ положеніи на чужбинѣ, и голосъ Зарубежной Руси зазвучалъ бы авторитетно въ обращеніи къ иностраннымъ кругамъ, правительствамъ и общественнымъ организаціямъ.
Чуждая позорнаго компромисса съ канонами церковными, Соборно-Зарубежная Церковь — Законная носительница чистаго образа Россійской Помѣстной Церкви, не поддаваясь беззаконному и духовно смертоносному искушенію самочинія и самовластія, нужна была Зарубежной Православной Руси, какъ воздухъ, являясь достояніемъ Россійской Церкви и защитницей на свободѣ полноцѣннаго и полновѣснаго Вселенскаго Православія во всемъ величіи его трисіятельнаго, догматически-нравственно-административнаго тройческаго единства.
Такимъ образомъ, мы видимъ, что канонически законная необходимость существованія Единой Соборно-Зарубежной Церкви съ неумолимой логикой здраваго смысла и благоразумно-практической цѣлесообразности прежде всего диктовалась церковной икономіей, рекомендуемой Церковью для блага Ея и процвѣтанія.
И если бы Патріархъ Тихонъ и Высшее Церковное Управленіе Россійской Помѣстной Церкви, будучи лишены свободы дѣйствій сразу же по воцареніи безбожной власта, не смогли бы послать благословенія на самостоятельное бытіе нашей Заграничной Церкви, то и тогда, въ силу одной только церковной икономіи, заграничные архіереи имѣли законное право организовать Высшее Церковное Управленіе заграницей.
2. Но по неисповѣдимымъ путямъ Промысла Божія свершилось великое чудо! И Патріархъ Тихонъ, и Священый Синодъ, и Высшее Церковный Совѣтъ Россійской Церкви мудро и далъно-видно предусмотрѣли и до взятія ихъ подъ стражу и надзоръ успѣли благословить заграничныхъ архіереевъ на независимое отъ другихъ Помѣстныхъ Церквей существованіе Соборно-Зарубежной Церкви.
3. Краеугольнымъ камнемъ всей непреложности и незыблемости крѣпкаго стоянія въ Правдѣ Церковной нашей Зарубежной Церкви является Соборность, какъ основа, какъ душа, какъ главный жизненный церковный нервъ вселенскаго значенія. Согласно 34-му правилу Святыхъ Апостоловъ, ни одна епархія не можетъ существовать сама по себѣ. «Признавая перваго изъ епископовъ, остальные епископы ничего, превосходяшаго ихъ власть, безъ разсужденія перваго не творятъ; но и первый изъ нихъ ничего, превосходящаго его власть, не творитъ безъ разсужденія всѣхъ». На этомъ мудромъ и гармоническомъ примиреніи единоначалія съ соборностью стоитъ твердо и наша Соборно-Зарубежная Церковь.
4. Свое законное начало наша Церковь почерпнула изъ Указа Святѣйшаго Патріарха Тихона отъ 7/20 ноября, 1920 года, за № 362, которымъ повелѣвается образовать Зарубежное Высшее Церковное Управленіе. Указъ этотъ гласитъ:
«Въ случаѣ, если епархія, вслѣдствіе передвиженія фронта, измѣненія государственной границы, окажется внѣ всякаго общенія съ Россійскимъ Высшимъ Церковнымъ Управленіемъ, епархіалькый архіерей немедленно входитъ въ сношеніе съ архіереями сосѣднихъ епархій на предметъ организаціи Высшей Церковной Власти для нѣсколькихъ епархій, находящихся въ одинаковыхъ условіяхъ». По точному смыслу этого Указа всѣ зарубежные епископы бѣженскихъ массъ, образовавшіе свои епархіи въ Западной Европѣ и на Балканахъ, и всѣ епископы не бѣженскихъ массъ, но тоже оторванныхъ отъ Россіи, образовавшіе свои епархіи еще до «Великаго Исхода» изъ Россіи въ Америку, на Дальнемъ Востокѣ и другихъ странахъ, должны всѣ вмѣстѣ создать Единую Соборно-Зарубежную Церковную Властъ, каковой и является Соборъ Архіереевъ Зарубежной Церкви, съ исполнительной инстанціей — Заграничнымъ Синодомъ.
5. Эту Высшую Церковную Всезарубежную Власть сначала признавали всѣ заграничные епископы, 1) поминая на церковныхъ службахъ Первоіерарха Соборно-Зарубежной Церкви и Предсѣдателя Священнаго Синода; 2) посьлая представителей епископовъ своихъ на Архіерейскіе Соборы; 3) получая титулы архіепископовъ и высшія награды отъ Зарубежной Церкви, признанной ими Высшимъ Церковнымъ Управленіемъ; 4) бывали случаи, когда даже послѣ ухода изъ Единой Заграничной Церкви, нѣкоторые архіереи каялись въ своихъ ошибкахъ и снова пользовались высокимъ авторитетомъ Высшаго Церковнаго Управленія въ выгодныхъ и необходимыхъ для нихъ случаяхъ.

Страницы