07 Мар 2017


Архиепископ Аверкий и его значение для Вселенской Православной Церкви


Иеромонах Серафим (Роуз)

«Увы! Его златые уста заграждены»

Слишком часто мы, православные христиане, привыкли "пренебрегать" великими людьми, живущими среди нас, привыкли их недооценивать, пока они нас не покидают. И даже тогда не даем им и их трудам правильную оценку и допускаем, чтобы их значение и наследие предавалось забвению.

Архиепископ Аверкий был одним из последних духовных гигантов Православия в ХХ веке — не только гигантом Русской Православной Церкви заграницей, даже и не Русского Православия, но всей Православной Церкви ХХ столетия.

Родился Александр Павлович Таушев 19 октября (по православному календарю, по гражданскому — 1 ноября) 1906 в г. Казани, в благородной семье. Его отец, государственный служащий, по долгу службы часто разъезжал по России, и это позволило юному Александру познакомиться с сердцем Святой Руси — ее монастырями и святынями. И хотя Александр рано покинул Родину, память об этих святых местах сопутствовала ему всю его последующую жизнь. Еще в нежном возрасте Александра привлекали книги духовного содержания, такие как «Невидимая брань», и уже с 7 или 8 лет он почувствовал отчуждение от обыкновенной мiрской жизни и подсознательное тяготение к монашеству.

Во время гражданской войны, с тяжестью на душе, семья Таушевых покинула Родину. Семья поселилась в болгарском городе Варне, в котором Александр продолжал свою учебу до 1926 года. В эти годы самое сильное религиозное влияние на него оказывали местный храм и его настоятель отец Иоанн Слунин.

Тогда, в 1925 году, в Варну приехал Епископ, который определил направление жизни Александра. Это был Архиепископ Феофан Полтавский — строгий монах, молитвенник и богослов в истинно свято-отеческой традиции. После встречи с Владыкой Феофаном, у молодого студента появилось решительное стремление к монашеству. С благословения Архиепископа Феофана Александр поступил на Богословский факультет Софийского Державного университета, который он блестяще закончил в 1930 году, а затем поехал на Карпатскую Русь с намерением принять монашество и служить Русской Церкви. В 1931 Александр там принял постриг, через год был рукоположен во иеромонаха и начал обслуживать местные приходы и помогать настоятелю Свято-Николаевского монастыря близ села Изы. Вскоре он также получил обязанность редактора епархиального издания и преподавателя Катехизиса в средних школах.

Когда в 1940 году Карпатскую Русь оккупировали мадьяры, отец Аверкий отправился в Белград и там состоял на службе при Первосвятителе Русской Зарубежной Церкви Митрополите Анастасии (Грибановском). Он преподавал Пастырское богословие и Гомилетику на Миссионерско- пастырских курсах и вел для мiрян курс лекций о духовной. Когда Архиерейский Синод был перемещен в Мюнхен в 1945 году, отец Аверкий переехал вместе с ним и продолжал заниматься законоучительством. В 1950 году Синод назначил о. Аверкия на должность председателя Миссионерско- просветительного комитета при Архиерейском Синоде. В 1951 году архимандрит Аверкий прибыл в Америку и вскоре был приглашен в ново- организованную Свято-Троицкую духовную семинарию для преподавания Нового Завета, Литургики и Гомилетики. В 1952 он был утвержден в должности ректора Свято-Троицкой семинарии, в 1953 назначен правящим архиереем Сиракузско-Троицкой епархии, а в 1960, после кончины Архиепископа Виталия, стал настоятелем Свято-Троицкой обители. Совмещая эти три должности, Владыка Аверкий до самой своей смерти продолжал дело просвещения православных верующих, как будущих пастырей в семинарии (за эти годы из окончивших семинарию около 100 человек приняло священство), так и всех людей, читающих монастырские издания, содержание которых отличалось своим благочестием и строгим богословием. Проповеди Владыки Аверкия печатались в издаваемом в монастыре журнале «Православная Русь». В число написанных им книг входят учебники по Гомилетике и толкования Священного Писания (в 2 томах), его «Слова и речи» и жизнеописание и письма его излюбленного аввы — Архиепископа Феофана.

Все письменные труды Архиепископа Аверкия имеют одно свойство — любовь к Божией Истине, праведная ревность в выражении этой любви и тревожный призыв ко всем этому следовать.

Обильный поток, с которым его златые уста изливали сладкий мед чистого учения Православия, особенно в последние годы его жизни, в какой- то мере скрывало от нас редкость и даже уникальность его учения в наши лукавые дни. Мы настолько привыкли к его огненным и смелым словам, что не заметили, что он едва ли не единственный иерарх из всех Православных Церквей, с такой смелостью и с такой стойкостью защищающий Православие.

В ранние века у Церкви было много святых отцов, пишущих в защиту Православия, или против многочисленных ересей, которые, по одиночке или все вместе, нападали на Церковь. Но в наши дни, когда православные христиане теряют "вкус" Православия и почти все Поместные Церкви поддаются апостасии нашего времени, его голос был почти единственным, который, несмотря на его телесные немощи, постоянно продолжал говорить правду с такой силой и смелостью. Действительно, в век, когда наша вера все более холодеет, он явился выразителем и защитником Православия.

Его взгляд на современный мiр, будучи вдохновленным Священным Писанием и святыми отцами Церкви, всегда был трезв и точен. Архиепископ Аверкий учил, что мы живем в век апостасии — отступничества от истинного христианства, когда «тайна беззакония» входит в последнюю стадию подготовки к пришествию «человека греха» — Антихриста (II Сол. 2, 3). Он особенно ярко проследил развитие апостасии со времен раскола Римской Церкви (1054), через эру гуманизма, возрождения и реформации, Французской революции, материализма и коммунизма XIX века, завершившейся Российской революцией 1917 года. Эта революция сняла последнюю преграду к тайне беззакония и пришествию Антихриста.

Страницы