30 Ноя 2019


АРХІЕПИСКОПЪ АНТОНІЙ (БАРТОШЕВИЧЪ) – НАША СМѢНА.


Докладъ преосвященнаго Антонія, Епископа Женевскаго и Швейцарскаго

на Церковно-Народномъ Собраніи въ Нью-Іоркѣ въ ноябрѣ 1959 г.

Я не задержу долго вашего вниманія моимъ докладомъ, т. к. вопросъ о нашей смѣнѣ, есть наболѣвшій вопросъ для каждаго русскаго человѣка. Каждый пастырь, каждый руководитель общественной жизни давно думаетъ объ этомъ и для себя какъ то уже разрѣшилъ этотъ вопросъ и можетъ бытъ не согласенъ съ мнѣніемъ другого.

Я хочу только подѣлиться съ вами моимъ маленькимъ опытомъ работы съ молодежью въ Европѣ. Хочу указать на тѣ, по моему мнѣнію, основныя вѣхи, по которымъ должна развиваться эта работа.

Для того, чтобы русская молодежь, родившаяся и растущая за-границей нашей Родины была НАШЕЙ СМѢНОЙ, мы должны что то дѣлать. Это понимаютъ всѣ. Но на вопросъ что надо дѣлать, какъ надо подойти къ молодежи, какъ заслужить ея довѣріе, какъ и чѣмъ заинтересовать ее, не всѣ знаютъ что отвѣтить. Часто, несмотря на добрыя желанія воспитателей, молодежь отходитъ отъ нихъ, прерывается связь, возникаетъ недовѣріе, получаются «отцы и дѣти». Воспитатели и руководители, не замѣчая можетъ быть собственныхъ ошибокъ, начинаютъ въ такихъ случаяхъ обвинять во всемъ молодежь, послѣдняя, защищаясь, обвиняетъ старшихъ, и происходитъ разрывъ. Вотъ почему старшее поколѣніе часто бываетъ неувѣрено въ смѣнѣ, неувѣрено въ тѣхъ, въ руки которыхъ, волей или неволей, прійдется передать свои знамена.

По моему убѣжденію, мы не только можемъ имѣть надежную смѣну, но она будетъ въ нѣкоторыхъ отношеніяхъ лучше насъ. Для этого есть данныя, но съ нашей стороны должно быть пониманіе положенія и извѣстныя усилія. Мы прежде всего обязаны помнить три условія, на которыхъ должны базироваться наши отношенія съ молодежью.

ВО ПЕРВЫХЪ МОЛОДЕЖЬ ВСЕГДА ЖИЗНЕУСТРЕМЛЕННА.

Жизнь манитъ своей неизвѣданной прелестью, своей необъятной таинственностью, своей непосредственностью. Молодой чувствуетъ эту жизнь въ самомъ себѣ, чутко прислушиваясь къ ней. Развиваются духовныя силы, влекущія юное сердце къ Богу и Правдѣ Его. Сама молитва льется изъ молодой души, жаждущей иного міра. Хочется видѣть отображеніе этого міра вокругъ себя, хочется жить Правдой Божіей тутъ на землѣ. Развиваются чувства души, сколько новаго неизвѣданнаго въ нихъ, манящаго и волнующаго. Жизнью напрягается тѣло: «силушка по жилушкамъ, такъ живчикомъ и переливается». Энергія бьетъ ключемъ. Хочется работать, творить, не можетъ молодость усидѣть на мѣстѣ. Отсюда динамизмъ молодости, желаніе тягу найти, чтобы всю землю перевернуть. Отсюда и самонадѣянность молодости. Жизнь влечетъ, все въ ней кажется прекраснымъ, желаннымъ, такъ много хорошаго и только хорошаго ждутъ юноши и дѣвушки отъ жизни.

Въ этомъ кроется страшная опасность увлечься не тѣмъ, чѣмъ надо, принять зло за добро, пожелать грѣхъ, какъ нѣчто заманчивое и прекрасное, протянуть руку къ древу познанія добра и зла. Влеченіе къ жизни, при отсутствіи опытности, бываетъ безразсуднымъ, какъ безразсудно влечетъ бабочку къ свѣту. И какъ многіе юноши и дѣвушки опаляютъ крылья своей юности и чистоты и слишкомъ рано начинаютъ пить изъ чаши горести и разочарованія.

Конечно все это не можетъ не волновать родителей и воспитателей. Но могутъ ли они, для того, чтобы предостеречь молодежь отъ увлеченья на жизненномъ пути, говорить главнымъ образомъ объ отрицательныхъ сторонахъ жизни, изображать ее мрачными и темными красками. Отрицать красоту жизни, законность развлеченій для юныхъ, видѣть всюду зло и торжество его. КОНЕЧНО НѢТЪ.

Нѣтъ, прежде всего потому, что молодежь просто не повѣритъ и не можетъ повѣрить, такова ея сущность. Она стремится къ ЖИЗНИ и отрицаніе прелести послѣдней для молодежи противоестественно. Жажда жизни не совмѣстима съ проповѣдью смерти, она говоритъ о другомъ, о томъ, что въ жизни есть много прекраснаго.

Пастырь – воспитатель непонимающій этого просто потеряетъ довѣріе воспитанниковъ, потеряетъ общій языкъ съ ними. Произойдетъ первый разрывъ его съ молодежью и разрывъ трудно поправимый, что прежде всего пагубно отразится на дѣлѣ воспитанія.

Безусловно надо говорить о добрѣ и злѣ, о грѣхѣ, который такъ больно ранитъ молодую душу, чувствующую уже разладъ въ томъ, что не то дѣлаю, что хочу, а что не хочу, то дѣлаю. Но надо говоритъ больше о добромъ, свѣтломъ, что ближе молодой неиспорченной душѣ, чѣмъ зло; убѣжденно говорить о побѣдѣ добра надъ зломъ, свѣта надъ тьмою. Такимъ оптимизмомъ дышетъ все Христіанство: «аще бо паки возможете паки побѣждены будете, яко съ нами Богъ». Такъ говоримъ мы врагамъ нашего спасенія, словами церкновной пѣсни. Только вѣрою въ побѣду, призывомъ къ борьбѣ, можно увлечь молодежь, которая жаждетъ приложенія своимъ молодымъ силамъ самоувѣренно и настойчиво. Такъ какъ всякая, а тѣмъ болѣе русская

МОЛОДЕЖЬ САМОУВѢРЕННА, САМОСТОЯТЕЛЬНА.

Это вторая особенность молодежи, съ которой воспитатель обязанъ считаться. Большинство юношей и дѣвушекъ начинаютъ такъ свою жизнь, какъ будто бы до нихъ не жили уже милліоны людей, пренебрегая опытомъ предшествовавшихъ поколѣній. Они сами хотятъ во всемъ убѣдиться, все попробовать, все ощупать собственными руками.

Это очевидно неблагоразумно и самонадѣянно, но свойственно молодости и обвинять ее въ этомъ мы не можемъ. На эту черту указалъ великій Достоевскій, сказавши, что если русскому мальчику датъ карту звѣзднаго неба, которую онъ до сихъ поръ никогда не видѣлъ, то первое, что онъ сдѣлаетъ, – возьметъ карандашъ и внесетъ поправки. Подобно Апостолу Ѳомѣ, молодость говоритъ: пока не попробую собственными руками, – не повѣрю. А Ѳомино невѣріе было одобрено Христомъ Спасителемъ.

Страницы